?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Патерностер -- это такой лифт без начала и конца, со множеством кабинок-ячеек, движущихся до тех пор, пока не кончится электричество. Если войти в кабинку такого лифта на первом этаже и не выскочить на площадке последнего, то вместе с лифтом ты заезжаешь в темное помещение, где, немного помедлив, а затем дернувшись, лифт начинает двигаться вбок, а потом вниз, пересчитывая этажи в обратном порядке. Ниже первого этажа тоже есть жизнь, кабинка снова дергается, едет боком и выныривает опять на первом, готовая к новому подъему. Я каталась, я знаю. В привязке к конкретному дому, вернее, к конкретному кварталу, эта аллегория вовсе не выглядит натужной: дом 20 по Земледельческому переулку некогда числился за Московской земледельческой школой, равно как и часть квартала, ограниченного Ружейным, Земледельческим и 1-м Неопалимовским переулками и Смоленским бульваром. Итак,

часть первая -- "Лифт up".
IMG_5621


Московское общество сельского хозяйства -- общественная организация, нечто вроде Архнадзора (ТМ) или там "Союза охраны птиц" (ТМ) -- было основано в 1820 году. Своей задачей общество ставило улучшение методов хозяйствования на земле и вообще предполагало нести агрономическую и животноводческую науку в массы, в первую очередь -- в помещичьи. Теория публиковалась в журнале, а для практики в 1822 году на Долгоруковской улице была открыта Земледельческая школа. Вся просветительская деятельность велась на добровольные пожертвования, и когда и школа, и опытная станция, для которой был удачно арендован кусок подмосковного болота, начали слегка загибаться, общественники пошли на поклон к царю. Министр финансов (ну не царь же, не царское это дело) в 1833 году сумел выделить протратившимся сельскохозяйственникам благородного происхождения ряд дотаций, и единовременных, и ежегодных. Общество воспряло и с новыми силами принялось просвещать народные массы, для чего и приобрело усадьбу Каменских на Смоленском бульваре.

Медаль, выпущенная к одному из юбилеев почтенного общества, к тому же носившего с 1822 по 1905 годы титул "Императорского". Юбилеи, надо сказать, в МОСХ очень любили.
2010-04-30-10-17-39

Теперь откатимся на полвека назад, во вторую половину XVIII века, время стремительных карьер и не менее стремительных падений. Развешанные Петром по зубцам стрельцы лишили Ружейную слободу (здесь пронзительным учителкиным голосом излагаются основы старомосковской топонимики) не только стабильного заработка, но и части землевладельцев: на их место пришли новые хозяева, и в их числе семейство вояк Каменских -- камер-юнкер Федот Каменский с чадами и домочадцами, семейств князей Оболенских, дворцовый квасовар Иванов, всякие другие полковники, подполковники и даже крестьяне.

Карта Горихвостова, 1768 год: видны границы усадьбы:
1768_gorichvostov

Усадьба новых русских Каменских была, пожалуй, самой навороченной -- и хозяйство, и сад, и даже свой театрик с крепостными девками. Сын Федота Каменского, Михаил, продолжил дело отца -- пошел по военной линии, попутно пощипывая крепостных девок за разные части тела. Не лишен был и тяги к прекрасному: во время свадьбы одной из дочерей его крепостной хор пел от рассвета до заката. И -- Каменский был первым издателем "Душечки" Богдановича: той самой Душечки, про которую было написано: "Наш Богданович книгу написал, но Пушкина стихи ее убили, рисунки же Толстого воскресили…" (имеется в виду художник и скульптор Федор Толстой). Дослужившись до фельдмаршала, впал в немилость у Екатерины, снова вошел в силу при Павле, удостоился оды от Дмитрия Быкова Гаврилы Державина, но погиб в своем орловском имении от топора крепостного, защищавшего честь своей то ли сестры, то ли жены, в очередной раз став темой соседских пересудов: ходили слухи, что покойный не только девок без удержу портил, но и своих детей, уже взрослых и в генеральских чинах, собственноручно порол. Хотя, может, и врали.

Московский Дон Хуан
92afaf50c83f

Сыну Каменского, Николаю Михайловичу, тоже не повезло, и тоже через баб: удачливый военный, он посватался к Анне Алексеевне Орловой-Чесменской, получил отказ -- но и платок "на счастье": платок он передал своему адъютанту Закревскому, будущему генерал-губернатору Москвы, а спустя некоторое время скончался, предположительно, от отравления: то ли сослуживцы позаботились, то ли и вправду счастье отдал.

Так или иначе, но род постепенно приходил в упадок, а московская усадьба Каменских в 1830-х годах была выкуплена и в 1838-м году передана Московскому сельскохозяйственному обществу для размещения Земледельческой школы. Немного позже к ней была присоединена усадьба Римских-Корсаковых, расположенная на месте современного дома 17 по Смоленскому бульвару.

План Хотева, 1852 год.
1852_hotev

Кого и чему учили в Земледельческой школе? Вначале там готовили приказчиков, а позже -- "ученых правителей" для крупных помещичьих хозяйств. Курс был несложным: сельское хозяйство, русский язык, география, математика, черчение землемерных планов. За слушателями присматривали надзиратель и два унтер-офицера, бо слушатели были из числа крепостных, отправленных своими хозяевами на учебу. С поступлением государственных дотаций в 1835-м было решено принимать на курс и вольных, но желающих учиться вместе с крепостными было немного: из четырехсот закончивших к 1842 году школу -- всего сорок с небольшим.

Но где же лифт, напрашивается закономерный вопрос. А вот он, на примере крепостного слушателя из деревни Карнаухово Тамбовской губернии.

Павка К. родился в 1845 году, его папаша был из крепостных, но не из последних, крепкий хозяин, и даже к грамоте сынишку приучил: в двенадцать отправил наследника в уездное училище в Шацк, откуда через три года парень был выпущен с отличными оценками в свидетельстве. Помещик майор Петров, которому принадлежали и отец, и сын, дал способному мальчишке вольную и помог поступить в Московскую земледельческую школу, и не просто поступить, а сразу в III класс. Шел 1861 год.

К этому времени срок обучения в Земледельческой школе увеличился до шести лет, а ее выпускники получали звание ученого управительского помощника. Через шесть лет после выпуска присваивалось звание ученого управителя, а еще через десять -- личного почетного гражданина. Наиболее же успевающие в науке могли поступить в Горы-Горецкий земледельческий институт, то есть получить высшее образование. Наш вчерашний крепостной Павел К. блестяще сдал выпускные экзамены и остался при Школе в качестве учителя-репетитора, а затем, сдав экзамены за курс полной общеобразовательной школы (гимназии), поступил в Земледельческий институт в Санкт-Петербурге, где прибился к профессору Энгельгарту, одному из основателей современной агрономической химии, в параллель с учебой работая у него лаборантом.

Наш социально подвижный элемент, он же Павел Андреевич Костычев
kostychev

Дальше было всякое -- и арест профессора в 1870, и вынужденный уход из института (курс обучения к тому времени, слава богу, был пройден), работа химиком на заводе, лаборантом в лаборатории министерства финансов, переводы статей по агрономии для российских журналов, собственные статьи. В конце концов "политическая" история забылась, и Павел Андреевич возвращается в Земледельческий институт уже преподавателем и организует собственную химическую станцию для анализа сельскохозяйственных продуктов. Связи с министерством земледелия позволяют ему собрать материалы для исследования о происхождении черноземов и начать читать курс почвоведения. В общем, дальше история длинная: в итоге -- Павел Андреевич Костычев получает место директора департамента земледелия Российской империи, пройдя путь от крепостного Павки до -- ну что, разве сейчас такое возможно? И таким путем прошел не он один: в числе выпускников Земледельческой школы -- основоположники российской агрономической науки Стебут и Аннексий, да и просто сотни добросовестных, знающих, способных тружеников: разве мало.

В 1878 году Земледельческую школу уравнивают в правах с реальными училищами: читаются курсы геодезии, растениеводства, животноводства, скотоврачевания, экономии и счетоводства, технологии, учения о сельскохозяйственных машинах и орудиях, сельского строительства и краткого изложения законов, необходимых для земледельца. Но от поступающих по-прежнему требуется окончание двухклассного сельского или городского училища, хотя звание личного почетного гражданина присваивается сразу по окончании школы. Стране были нужны грамотные специалисты.

1898 год, вид со стороны Смоленского бульвара
1898_smol_bul_shkola

На территории Земледельческой школы был разведен небольшой сад, построены кошары -- Сельскохозяйственное общество ратовало за разведение овец, а вот опытная пасека, огороды и опытные поля находились там, где они находятся и сегодня -- в Петровско-Разумовском. Все-таки живности в городе не место. Или?

В начале XX века становится понятно, что помещений Земледельческой школе катастрофически не хватает: принимается решение строить по Большому Трубному переулку (это прежнее название Земледельческого), на территории сада, выставочное здание с манежем.

Большой Трубный переулок в начале XX века. Готье-Дюфайе, кто ж еще!
800_c94d870db5528d0b930c6df5ab5c363f

Проект заказывают архитектору Сергею Михайловичу Гончарову, внучатому племяннику профессиональной жены и отцу профессиональной художницы: кругом Натальи Гончаровы! Одновременно архитектору Николаю Дмитриевичу Струкову заказывают здание конюшен, а архитектор Александр Федорович Мейснер, являясь нештатным преподавателем школы, проектирует "по мелочи" другие надворные постройки. Все три архитектора известны, но если Гончарова и Мейснера сопровождает только добрая слава, то история Струкова, забегая вперед, довольно печальна.

Архитектор Гончаров
goncharov

и его творение с фасада:
IMG_5623

детали:
IMG_5622

и со двора:
IMG_5629

Маленькое отступление о печальной судьбе архитектора Струкова. Сын художника-реставратора из Троице-Сергиевой лавры, закончил с Малой золотой медалью и званием архитектора Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Действительный член Императорского русского технического общества, штатный архитектор страхового общества "Волга", член Московского общества сельского хозяйства, слен Московского архитектурного общества, член Московского общества любителей художеств, хозяин конторы проектов и строительства, Николай Дмитриевич вполне успешно трудился на архитектурной ниве, пока, в 1913 году не произошло несчастья: обрушился доходный дом купца Титова, возведенный по его проекту и под его надзором. ("Трансвааль" не был первым, ага.) В отличие от "Трансвааля" погибших и пострадавших не случилось, но архитектор титовского дома был осужден и просидел в кутузке целых шесть недель. На этом его активная архитектурная практика закончилась, но, тем не менее, в 1914 году Струков становится архитектором Общества (опять общества!) поощрения трудолюбия и правителем Комиссии по осмотру и изучению памятников церковной старины. В 1926 году архитектор преподавал строительное дело, а дальше его следы теряются.
obval_doma

И еще о Пушкине, пока мы не ушли слишком далеко. Среди выпускников Земледельческой школы был один молодой человек, порешивший, что связывать свою жизнь с сельским хозяйством ему не с руки, и плотно занявшийся литературой. Этот молодой человек -- И.А. Новиков, автор хрестоматийных трудов "Пушкин на юге" и "Пушкин в Михайловском".

К 1902 году в Земледельческой школе двести-двести пятьдесят слушателей. Однако, помимо обучения, на территории школы проводятся выставки и аукционы, совещания и встречи. Так, "Московские ведомости" 5 июня 1902 года сообщают: "В зале Земледельческой школы открылось совещание об организации (чего бы вы думали? пасеки? шелководческого хозяйства? нового опытного поля? а вот и нет) срочного пароходного сообщения между Россией и Англией для перевозки мясных товаров. А в саду школы состоялась закладка выставочного здания аукциона" (а это как раз о гончаровской постройке, том доме, с которого мы и начали -- Земледельческий, 20).

Карта Суворина, 1915
1915_suvorin

А вот фоторепортаж из газеты "Искры" (не ленинской "Искрой" единой, да) о пятидесятой юбилейной всероссийской аукционной выставке животноводства, состоявшейся в уже набившем оскомину 1913 году. Было выставлено около 800 голов домашнего рогатого скота, приняли участие кролиководы и птицеводы. За лучшие экспонаты министерство торговли и промышленности и главное управление землеустройства и земледелия присуждало награды и ценные призы. За шесть дней, с 1 по 6 мая, выставку посетило около десяти тысяч человек, не считая бесплатных школьных экскурсий.
sb_01

Премированные боров, КРС и кролик, нет, Кролик.
sb_06

Бык-призер симментальской породы князя Е.С.Мещерского
sb_05

Экспертиза
sb_03

sb_11

sb_10

Награждение и торги:
sb_02

sb_08

Проф. Придорогин знакомит студентов сельскохозяйственного института с неправильностью некоторых пород
sb_09

И да, вновь отстроенные конюшни рачительные хозяева немедля сдают в аренду чете Гвоздевых, Надежде Владимировне и Иннокентию Мартемьяновичу. Именно под их именем вошли в историю Москвы "Конюшни Гвоздевых". Иннокентий Мартемьянович внесен в дореволюционный справочник "Коннозаводчики России" не только как первоклассный профессионал, но и как известный меценат. Семья Гвоздевых имела заслуженное уважение офицерского сословия российской армии, основных клиентов конюшни. К семье Гвоздевых мы еще вернемся.

Коннозаводчики Гвоздевы
gvozdevy

И все шло хорошо, жить бы да радоваться, но, как известно, не склалось.


Часть вторая -- "Лифт едет в темноте и боком"

На самом деле эта часть путешествия на социальном лифте затянулась едва ли не на то же время, что и его, пусть неравномерный, подъем. Октябрьская революция не слишком жестко сказалась на существовании такого специфического учебного заведения, как Земледельческая школа: да, в голодном 1918-м она не функционировала, но уже в 1919 году двери обоих зданий -- и особняка на Смоленском бульваре, и выставочного дома на Большом Трубном -- распахнулись, чтобы принять новых студентов, но уже не в Земледельческую школу, а в Московский высший зоотехнический институт. Агрономическая составляющая, и раньше сосредоточенная вдалеке, в Петровско-Разумовском, теперь была исключена. Одновременно был создан Московский ветеринарный институт, но в 1925 году его перевели в Ленинград, а московский профессорско-преподавательский состав и часть студентов перешли в МВЗИ на вновь созданный ветеринарный факультет.

Вот фрагмент воспоминаний ученого-зоотехника, поступившего в МВЗИ в 1922 году: "Московский зоотехнический институт, имевший небольшую численность студентов, располагался в трех зданиях: одно трехэтажное и два двухэтажных… все строения Московского института… были в самом деле весьма скромными. Но его содержание, его профессорская начинка, интереснейшая программа учебного курса, отличные хозяйства, его потенциальная и действительная возможность общения со многими вузами, с таким чудесным культурным центром, как Москва -- все это ставило институт в особо благоприятное положение. Этому способствовало размещение здесь же, возле института, Московского общества сельского хозяйства, которое давало возможность знакомства с самой передовой сельскохозяйственной наукой, лучшей практикой ведения сельского хозяйства, с чем можно было ознакомиться на часто созываемых совещаниях или заседаниях Общества и практикуемых регулярно лекциях лучших лекторов -- проф. Д.Н. Прянишникова, проф. Фортунатова, многих профессоров Петровской академии и других. Словом, я попал в великолепную школу, которую умело создала талантливый организатор Маргарита Васильевна Фофонова, та самая М.В. Фофонова, у которой в последние дни перед Великой октябрьской социалистической революцией находился на нелегальной квартире В.И. Ленин и откуда он ушел накануне восстания в бурлящий Смольный…"

Студенты 1926 года
zoovet_1926_p_skatkin

Ленин, кстати, не бросал старую знакомую: не случайно на фасаде дома 20 висит мемориальная доска: манеж Земледельческой школы был плотно оккупирован красными кавалеристами. Да и зоотехники с агрономами не оставались неохваченными ленинским вниманием: ниже известный снимок В.И., посетившего опытное хозяйство МВЗИ и осмотревшего новомоднейший электрический плуг. Что характерно, пахать этим плугом Ильич не пробовал. В бадминтон тоже не играл.
IMG_5625

22 октября 1921 года, Бутырский хутор:
22_okt_1921_ispytaniya_electropluga

Еще один выпускник МВЗИ не оставил мемуаров, но литературное наследство у него все-таки не маленькое. Речь идет о Георгии Скребицком, закончившем в 1925 году литературное отделение в Институте слова, а затем факультет охотоведения и звероводства в зоотехническом (согласитесь, обычно бывает наоборот, сперва профессия, потом гуманитарка). Что интересно, его семья впоследствии жила совсем рядом с институтом, на Ружейном переулке, а его сын, Владимир Скребицкий, литератор и мемуарист, написал нежные повести-воспоминания о послевоенной Плющихе -- "Дина Дурбин", "Бельгравия", "Мечты об оловянной ложке".

Скребицкий-старший, писатель-натуралист
screbicky1

Да, Московское сельскохозяйственное общество тоже не прекратило своего существования во время революции: более того, оно продолжало действовать и в годы гражданской войны, и в годы нэпа. Его научно-прикладные учреждения (контрольно-семенная станция, мастерские учебных пособий) предоставляли свои услуги на коммерческой основе. А территориально Общество располагалось -- кто бы мог подумать! -- на Большом Трубном переулке, 22, переименованном в 1922 году в Земледельческий, по названию школы. В 1929 году с негосударственной организацией было решено покончить, и ряд общественно-профессиональных организаций на своих съездах высказались за ликвидацию МОСХ. В ноябре 1929 года по решению коллегии Наркомвнудела, занимавшейся регистрацией общественных организаций в СССР, Московское общество сельского хозяйства было распущено.

Профессорско-преподавательский состав был ан масс сохранен. Но как обстояло дело с практиками, и не просто с практиками, а с прежними арендаторами и собственниками? Тут уместно вспомнить о семье коннозаводчиков Гвоздевых. Хотя конюшни и перешли в ведение военных (теперь это был манеж Военной академии, с 1925 года носившей имя М.В. Фрунзе), избавляться от старых работников не спешили. Напротив, многие красные офицеры-конники старались поддерживать с прежними хозяевами дружеские отношения, нередко подкрепляемые материально: у лошадников свой мир, и никакая политика ему не указ. Так, Ипполит Мартемьянович получил в подарок от генерала-конника Дублинца чистокровного арабского жеребца по кличке Цветок, уникального по окрасу и чистоте крови: на всю молодую советскую республику таких лошадей было всего три. А подросшая дочь Гвоздевых, Галина, благодаря протекции все тех же офицеров, в семнадцать лет смогла устроиться на работу в артель "Спорт и туризм", шила седла, уздечки, выполняла заказы для лошадей Ворошилова и Буденного. Закончив Планово-экономический техникум, Галина стала руководителем этой артели, одновременно занимаясь конным спортом на вполне профессиональном уровне. Газеты и журналы писали о ней как о "пионере женского движения в конном спорте".
dyxphoto006

Вообще же популярность конного спорта в середине и конце двадцатых годов была феноменальная. В манеже занимались военные и литераторы, артисты и просто модные дамы. На базе манежа Военной академии занималась конная школа ОСОВИАХИМа. Сергей Раевский вспоминает: "Период конца двадцатых годов и первых двух лет тридцатых отличался повальным увлечением верховой ездой. Многие просиживали в манеже все свободное время, артисты часто опаздывали на репетиции. Я помню, как Володя Москвич досадовал, что не может прийти в манеж, так как занят в спектакле… в манеже Военной академии в Земледельческом переулке… все группы были военизированы. Вместо белых блуз -- защитные гимнастерки. Вместо жокеек --- какие-то береты с нашитыми на них крупными красными звездами. Все ребята носили военные фуражки кавалерийской формы с синим околышем, их принято было называть чепчиками… Наступил 1932 год… Я перешел… в школу ОСОВИАХИМа, занятия там проходили в большом здании манежа Военной академии в Земледельческом переулке. Вместе со мной в группе занималась Любовь Евгеньевна Белозерская. О том, что она была в то время женой М.А. Булгакова, я и не подозревал… Однажды из нашей группы были выделены курсанты для участия в предстоящем конкуре. Существовал вид соревнований, называемый "прикуплю". Пара всадников, скачущих рядом друг с другом, должны были преодолевать небольшие препятствия -- барьеры. Я участвовал в этом соревновании в паре с Любовью Евгеньевной, с которой приходилось мне в то время часто общаться на предстоящих конкуру тренировках. Как раз перед самым "прикуплем", беседуя на театральные темы, Любовь Евгеньевна мне сказала, что автор "Дней Турбиных" -- ее муж. Приза мы тогда не получили, так как среди шести пар участников заняли лишь третье место. Но награды мне не требовалось. Я выступал вместе с женой Булгакова, и теперь мог попытать счастья повидаться с самим писателем. Но под каким предлогом?" (С. Раевский "Пять веков Раевских")

Можно не подписывать?
11

Занятия в манеже. На заднем плане -- корпуса дома 15 по Смоленскому бульвару.
1923_1928_zemledel_m_bykova

Число студентов неумолимо росло (в 1929 году в состав института вошел военно-ветеринарный факультет, переведенный из Казани), ни учебных площадей, ни общежитий (а одно из них располагалось в доме 15 по Смоленскому бульвару, том самом, где перед войной жил генерал Карбышев) не хватало, поэтому в 1930 году Наркомзем, в чьем ведении находился вуз, выбил у Совнархоза участок для застройки в Кузьминках, в 1931 году были построены первые корпуса. Однако казанские военные ветеринары оказались бойкими ребятами: их факультет реорганизуется в отдельный, военно-ветеринарный вуз и занимает Кузьминки, а Московский зоотехнический институт, переименованный в зооветеринарный, остается на Смоленском бульваре. Теперь в нем всего два факультета: ветеринарный (помните курс "скотоврачевания" в Земледельческой школе?) и факультет коневодства, студенты которого проходят практику здесь же, в манеже Военной академии.

Военные ветеринары на занятиях, ок. 1940 года
voen_vet_do_voyny

В 1937 году Военная академия въезжает в новое, специально для нее построенное здание на проезде Девичьего поля. Под это дело ветеринары получают-таки землю, теперь уже в Черемушках, и, оставив армейских лошадей, начинают потихоньку съезжать из центра Москвы. В доме 20 по Земледельческому переулку отныне располагается клуб Академии имени Фрунзе. Дом 17 по Смоленскому еще в середине 20-х был перестроен и заселен, в дом 15, теперь уже бывшее общежитие, въезжают военные. Окончательно с участком в центре города зооветеринарный институт расстался в 1941 году: после эвакуации вернуться в старые стены удавалось немногим, тем более, что на эти стены претендовало куда более серьезное ведомство, нежели какие-то коновалы: ведомство Берии. С середины 40-х годов адрес "Смоленский бульвар, дом 19" надолго исчез из справочников, и только в последние десять лет стало понятно, кто там сидит и чем занимается. Но об этом позже.

Немецкая аэрофотосъемка 1941 года.
1941

Вернемся к дому 20 на Земледельческом переулке. По словам отставного военного, а сейчас журналиста Ольгерда Жемайтиса, "его стены помнят всех без исключения знаменитых советских военачальников и полководцев ВОВ, обязанных своими высокими положениями в стране и обществу единственным в стране самым престижным академиям им. Фрунзе и Генштаба" (с конца 50-х по начало 80-х эти академии были объединены).

В вестибюле здания Академии на проезде Девичьего поля, 1941.
akademia_1941

Но и кроме военачальников стенам есть что вспомнить. Вот, например, детские воспоминания Нины Стецы, дочери слушателя Академии: "В академии был свой клуб в Земледельческом переулке -- по Плющихе и направо. Там перед началом войны работала моя мама, и там я совершила ужасный проступок. Сцену зрительного зала закрывал красный бархатный занавес. А мне так хотелось заполучить кусочек такого бархата кукле на одеяльце! И вот я пробралась за кулисы и ножницами отрезала от края занавеса квадратный лоскут, этак сантиметров 30 на 30. Увидев "одеяльце", мама сразу обо всем догадалась. Больше всего она боялась политической подоплеки: в зале висели портреты вождей, а на сцене -- самого Сталина! Мама плакала в кабинете директора клуба, я ревела, мол, "никогда не буду отрезать…" Слава богу, обошлось, было не до меня. Началась война!"

Пустовавшие после эвакуации в Самарканд лошадей конюшни неожиданно пригодились: гараж Академии, находившийся на Земледельческом, 11, пострадал от бомбежки, и автопарк разместился в пустующих стойлах. Да так удачно разместился, что там и остался до конца 90-х годов. Клуб Академии успешно функционировал: крутили кино, работали кружки, проводились вечера -- не танцев, а чинные, торжественные, праздничные, посвященные …дцатой годовщине. Там же квартировали московские охотники, много еще кто -- рассказывают, что в клуб были свезены доставленные из побежденной Германии картины, да так и лежали в одной из подсобок, пока не пропали в перестроечные времена -- правда, нет -- не знаю. На территории Земледельческой школы расквартировали небольшую воинскую часть, приписанную к Академии, и солдатики в свободное от выполнения воинского долга время самозабвенно общались с окрестными девицами из тех, что попроще, через забор, изредка утекая в самоволки. Ребятня совершала набеги на остатки сада -- поджигала сухую траву под забором части -- самозабвенно драпала от часовых. Казалось, так будет всегда.

Крайняя левая часть кадра: видите, там еще ничего не построили:
800_16e8db931b0ddc194af738999b2612fd

Часть третья -- "Лифт едет вниз"

В середине семидесятых ведомство, откусившее центральное здание усадьбы Каменских, построило, перекрывая двор усадьбы, многоэтажного панельного уродца: ведомство было не простое и по науке называлось почтовым ящиком, а по-шпионски -- 31-м государственным проектным институтом специального строительства. Ведя свою биографию с декабря 1944 года, институт разрабатывает проектную документацию для строительства специальных объектов и объектов космической тематики. Диапазон объектов, спроектированных сотрудниками института, впечатляет: центральные и командные пункты управления различных министерств и ведомств, научно-исследовательские полигоны, позиционные районы базирования РВСН, космодромы, базы ликвидации ракет и т. д. По проектам института построены все объекты управления орбитальной группировкой космических аппаратов на территории России и стран СНГ. Но, поскольку одной оборонкой сегодня сыт не будешь, а космосом и подавно, НИИ активно сдает свои площади, и рядом с теми, кто работал под грифом "Совершенно секретно" прекрасно уживаются рекламные агенства, консалтинговые фирмы, учебные курсы и прочая шушера.

Вот она, многоэтажка, перекрывшая главный дом усадьбы. Если присмотреться, то за ней видно нечто, даже отдаленно не напоминающее картинку 1898 года
0_1cc98_645b7dd3_orig

Не брезговал сдачей площадей внаем и ДК Академии им. Фрунзе. Так на его территории внезапно оказалась и несколько лет благоденствовала Церковь евангельских христиан "Преображение во Христе", прекрасно уживаясь с въехавшим в эти стены в 1987 году Дважды Краснознаменным Академическим ансамблем песни и пляски Российской Армии имени А.В. Александрова. Возможно, они даже пели хором, чем черт не шутит. Или не черт, если вспомнить, что Александров-отец, первый руководитель ансамбля, при всех своих советских регалиях был выпускником не только Санкт-Петербургской консерватории, но и регентских классов Придворной певческой капеллы, а свою работу преподавателем в Московской консерватории успешно совмещал с работой регентом в Храме Христа Спасителя. Оно и понятно, времена были голодные, и чтобы полопать, надо было потопать. Организованный им в 1928 году ансамбль был не столь масштабен, как сегодня: в нем насчитывалось всего-то 8 певьцов, 2 танцора, баянист и чтец. Однако менее чем за десять лет коллектив разросся до 135 человек. Борис Александрович, сын Александра Васильевича, находился "на царстве" с 1946 по 1987.

Основатель Ансамбля Александрова в рабочей одежде времен регентских классов:
aleksandrov_regent_shool

и в начале армейской карьеры, 1928 год:
1927_28

Хотя Ансамбль Александрова был в ДК им. Фрунзе таким же арендатором, как и все остальные организации, кружки и студии, но всего за несколько лет выяснилось, что военные танцоры все-таки немного главнее: ровно настолько, чтобы в 2005 году изящно вытурить из здания детский ансамбль "Калинка": этому коллективу с тридцатипятилетней на тот момент историей внезапно не продлили срока аренды помещений, хотя, вроде бы, ничего не предвещало. И родители штатских малолетних танцоров саврасками гоняли по Москве, разыскивая, практически накануне нескольких концертов, подходящее помещение. Ну да, в конечно счете все утряслось, и "Калинка" по-прежнему танцует, и хор Александрова по-прежнему поет. И, кажется, содержит при себе какую-то детскую танцевальную студию. Все утряслось, но осадочек остался.

"Калинку" выселили с Земледельческого переулка под предлогом ремонта, и ремонт, действительно, состоялся. Но одновременно с ремонтом произошло еще одно событие: министерство обороны вывело гараж Академии им. Фрунзе с территории в центре города и приняло решение застроить принадлежащий ей участок жильем, не иначе как для многочисленных офицеров-очередников. Внимание, вопрос: сколько офицеров с семьями было переселено в этот дом из, например, общежития на проезде Девичьего поля или из Шайбы на Новоконюшенном? А чего вы смеетесь? Уж и спросить нельзя!

Не иначе как зажравшиеся офицеры, получившие квартиры в порядке очереди, продают излишки жилой площади:
0_1cc8f_dd605beb_orig
Пустые глазницы-окна в правой части кадра -- не что иное, как чуть-чуть подросший главный дом усадьбы Каменских. Там уже давно не три этажа...

Уютный зеленый дворик на месте яблоневого сада.
IMG_5626

Здесь были кони:
IMG_5627

А сверху теперь вот так: были конюшни, и остались конюшни, подумаешь, многоэтажные:
2011

Громада переменной этажности и цвета малокровной несвежей телячьей печенки, спроектированная в "Моспроекте", накрыла собой и конюшни бедняги Струкова, и мейснеровские надворные постройки, уцелел только дом Гончарова, и тот после многочисленных перестроек и ремонтов имеет далеко не первоначальный вид. Центральное здание усадьбы Каменских, двухэтажный дом в глубине двора, полностью скрыт многоэтажкой 31-го НИИ и перестроен так, что даже опытный глаз не признает в нем изящный особняк позапрошлого столетия: этажей в нем теперь не меньше четырех, а как следует разглядеть потраву мешает колючая проволока, плотно окутавшая эту часть территории бывшей земледельческой школы. Военные ветеринары нынче занимаются исключительно проверкой качества аргентинского и австралийского сырья, агрономы повыветрились, подобно целинным почвам, скотоврачеватели окормляют йоркширских овец терьеров. А вот в 1913-м году…

Лифт едет в темноте: все еще вниз или уже снова вбок?

Comments

( 14 комментариев — Оставить комментарий )
redflower99
1 ноя, 2011 10:00 (UTC)
Спасибо!
Перечитала два раза, подозреваю, что еще вернусь к рассказу. Потрясающий все-таки район.
А новый дом вот этот, переменой этажности, даже с кольца выглядит как-то стремно.
lunteg
1 ноя, 2011 10:03 (UTC)
Вам спасибо, что дочитали
Дом страшенный, и офицеров-очередников в нем...
nadushka_t
1 ноя, 2011 10:36 (UTC)
Очень интересная история!
Спасибо вам.
lunteg
1 ноя, 2011 10:52 (UTC)
неожиданно длинная
спасибо, что дочитали ))
falling_towers
1 ноя, 2011 11:49 (UTC)
Спасибо, интересно, но потом грустно до тоски аж выть хочется.
lunteg
1 ноя, 2011 11:52 (UTC)
да, тошно очень.
koroleni
1 ноя, 2011 14:27 (UTC)
остатки конюшен я еще застала, и дом этот страшный при мне строился.
а с отремонтированного №20 падают куски штукатурки, поэтому там всегда ленточка. зато Ленин блестит. солдатики его натирают чуть ли не ежедневно.

спасибо,узнала много нового.

lunteg
1 ноя, 2011 14:55 (UTC)
На самом деле всю эту историю стоило рассказать только ради одного кадра, где всадники на лошадях на фоне 15-го дома: никто же и не думал фотографировать изнутри, а тут само нашлось. На лошади, кстати, скачет будущий лауреат Ленинской премии ) и на групповой он подписан как Петя.
murskij
1 ноя, 2011 16:44 (UTC)
грустно, действительно.И так уже жить невозможно, и все продолжается. Поездка вниз- самая длинная(глубокая)
lunteg
1 ноя, 2011 16:48 (UTC)
Длинная, да. И весь пейзаж стремится к меньшему разнообразию, так, серый бульончик.
hnypik
21 фев, 2012 18:23 (UTC)
Здравствуйте! Хочу сказать Вам огромное спасибо. Эта статья очень помогает мне в написание преддипломных исследований:) И в связи с тем, что я беру отсюда данный, могу ли я спросить какими материалами пользовались Вы и как мне лучше сослаться на Вас. Возможно фамилия ?:)
lunteg
21 фев, 2012 20:59 (UTC)
Электронный адрес, если вы считаете это необходимым.
belle_femme1
12 окт, 2012 06:55 (UTC)
Спасибо за интересную информацию. Но после того, что вы откопали в исторических анналах, странно читать ваши ироничные строки о Ленине. Не логично!
Евгений
25 сент, 2014 07:43 (UTC)
Спасибо за информацию
Почерпнул много нового из написанного Вами! Хотел уточнить, есть ли ещё какая нибудь информация по дому 20? Возможно какие то чертежи, имена архитекторов занимавшихся перестройкой здания, или хоть что-то ещё в источниках изученных вами?
( 14 комментариев — Оставить комментарий )