Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

ПВХ

всем спасибо, все свободны

новое пользовательское соглашение, с которым мне пришлось, увы, согласиться, чтобы иметь возможность зайти в свой жж и выкачать его содержимое, делает невозможным --

короче, пошла эта администрация со своим законодательством на три буквы.

На фб меня зовут Изподтопа Такопыт.
На lunteg.dreamwidth.org будут размещаться длиннопосты нефейсбучного формата, буде сподоблюсь таковые накропать.
Во вконтакте меня нет и не будет.

Все, с кем я знакома в реале, но кто не имеет аккаунтов на перечисленных площадках, -- звоните в телефон, он у меня не менялся. Или пишите в почту, она тоже все та же.

Журнал повисит еще недельку-другую, пока я урывками посверяю бесценное выкачанное содержимое, и будет грохнут. Мне здесь делать нечего.

КДПВ:

07112009857
ПВХ

синдром учителя

Кажется, пассаж из поста про раздражение и родных и знакомых зацепил совсем не тех -- впрочем, тех, кого хотелось бы зацепить, все равно зацепить невозможно.

Те, кого хотелось бы зацепить, почитают родство или знакомство бонусом, так сказать, к личным талантам, дополнительной гирькой на весах общественной значимости. Вербальный формы, в которых выражается это отношение, невообразимо многообразны: можно учиться с сыном самого А, бегло замечать о разговоре с Б (причем Б начал первым, ага), с интимным придыханием называть В и Г домашними прозвищами или уменьшительными именами, не забывая, впрочем, пояснять, о ком именно идет речь, -- вариантов масса.

Можно без доли иронии подсчитывать количество рукопожатий -- и не к тому, что мир тесен, а вот, мол, как близко я к Д, Е и Ж. И не всегда эти самые Д, Е и Ж относятся к рукопожатым или же нужно быть предельно бесцеремонным человеком, чтобы протянуть им руку для рукопожатия в реале.

Пожалуй, в самой безобидной форме этот феномен встречается у школьных учителей: вот уж они-то, как правило, хорошо помнят (или хорошо притворяются, что помнят) всех своих учеников, вышедших в люди. Издержки профессии, чо. Отзываться, конечно, могут по-разному, но чаще все-таки благоприятно. Например, одна немолодая учительница гордо выдала: "В нашей школе учился сам Володя". Я, дура, тут же ляпнула: "Ульянов?" (Прошу штрафных очков за "я знакома с учительницей, учившей Пу" не засчитывать.)

...мы обсуждаем со знакомой дамой книжку З., и внезапно дама между делом бросает: "Мы с З. часто перезваниваемся..." -- молодцы, но какое отношение этот телефонный разговор имеет к конкретному изданию? правильно, никакого.

...очень пожилая женщина рассказывает о достаточно известной, и не в одном поколении, семье, и прямо-таки ликует от того, что -- приглашена, допущена, причастна... (Я знакома с ней больше тридцати лет: справедливости ради -- "это" появилось с возрастом.)

...случайный собеседник, с нажимом: "Мы с И. -- вы же культурный человек, знаете И.?.."

И дальше в геометрической прогрессии: и даже семейное:

...некто как раз практиковал пересчет рукопожатий до руководителей партии и правительства. Впрочем, в его исполнении это было достаточно безобидно, но глаз горел, да.

...еще один фигурант хвастался знакомством с женщиной, некогда переспавшей с Бродским. Не интимным, нет, а то бы я реально сдохла от смеха и не писала бы тут всяческих пояснений и оправданий.

...дальний родственник с пеной у рта доказывал, что его родная семья -- не родная: он усыновлен, а настоящие его родители -- известные артисты. Он знает об этих известных артистах все, он даже дает интервью -- но пазл не складывается. Этому родственнику, на минуточку, шестьдесят с гаком. Он почитает себя творческим и прямо-таки заслуженным человеком по праву выдуманного родства. К "простым" знакомым и родне он относится с легким пренебрежением -- что с них взять, обыкновенные люди. Упорствовать в ереси он начал в тридцать. Остальные родственники ласково называют его "наш трехнутый". А вот журналисты ему верят.

Во всех этих ситуациях собеседник однозначно транслирует "я не ноль, я не ноль, я на равных с...", чем вызывает, пожалуй что, жалость. За жалостью неминуемо следует раздражение: оно всегда следует за жалостью, да.

Впрочем, есть и положительные примеры. Так, один мой знакомый, сын Л... -- ну, вы поняли. Это может случиться с каждым. (Но не с сыном Л. -- он зайчик.)
ПВХ

девочка хочешь сниматься в кино

А я в телевизоре видела сайт одноклассники ребятишек, которые играли в "Чучеле", они совсем большие выросли. И плюнула бы, и не разворачивалась поминутно к зомбоящику, только отношение к этому фильму у меня ну очень личное: не-не-не, никаких ролей оттуда никто на себя не примерял, никакой социальной вульгарщины. Просто, в силу географии, в нашу школу частенько заглядывали ассистенты разных съемочных групп, вот и быковская приезжала.

Мы тогда учились в пятом, кажется, классе -- девочки были или почти совсем девушки, или гадкие утята повышенной гадкости, мальчики -- старшая группа детсада. Была, кажется, зима -- утренняя темень, резкий электрический свет, несвежая форма, замусоленные галстуки на тонких шеях разной степени помытости. Ассистенты ввалились в класс под водительством завуча (забавно, но завуч до сих пор трудится там же и так же), бодро поздоровались и попросили всех встать. И начали разглядывать невыспавшихся школьничков.

Записные красавицы поправляли прически и лямки мятых фартуков, девочки попроще старательно делали вид, что ничего не происходит, а я даже и не встала -- очки в пол-лица и картавость исключали все мосфильмы и голливуды как класс. Мальчики хмуро переминались с ноги на ногу. Один из визитеров прошелся между рядами, так, наверное, ходили на сельскохозяйственной ярмарке или на рабовладельческом рынке, второй остался у доски, но внимательно вглядывался в первые ряды, а потом показал пальцем на одну из девиц, не первую красавицу, но тоже ничего: вот эту девочку давайте. Первая красавица сморщилась и закатила глаза, ее клевретки притворно заохали, но ненадолго: указующий перст уткнулся в одну из них: и вот эту давайте попробуем.

Девицы стремительно собрали портфели и в сопровождении завуча и обоих киношников выплыли из класса, урок продолжился. Через пару дней одноклассницы скатались на прослушивание, еще с недельку ждали звонка со студии, звонка не последовало, вся история как-то плавно забылась и ушла в никуда.

Тем не менее, в городе было место, где ни мои очки, ни картавость совершенно не мешали -- библиотека. Детишек, пасшихся в околобиблиотечном кружке, часто приглашали выступать с, как это тогда называлось, "монтажами" на самые разнообразные мероприятия, официальные, конечно: встречи, слеты, съезды. Почему-то тамошних организаторов совершенно не смущало, что дети разные, хотя можно было набрать и отборных-качественных из всяких хоров и ансамблей, например. Нас снимали для "Отзовитесь, горнисты" и записывали для "Пионерской зорьки", мы были такие внезапно московские пионеры, которые ходят по экскурсиям, совершают добрые дела и собирают металлолом. Поэтому на сцену я вылезала бестрепетно, и громко и картаво вещала про что-либо сообразное поводу: учителям -- про учеников, комсомольцам -- про пионеров, писателям -- про читателей, конечно. А про теле- и радиопередачи никому в школе не рассказывала, потому что на камеру и микрофон мы несли такую прогосударственную ахинею, что самим стыдно. Ну и нечего позориться.

Вот во время одного из таких мероприятий я и столкнулась с автором повести, ставшей основой для "культового фильма". Повесть-то тоже вызвала, как тогда говорили, дискуссии. Как положено, я выползла на сцену с букетом цветов для писателя, прогавкала чего-то приветственного и благодарственного в микрофон, а потом с ноткой легкой неформальности пригласила в библиотеку: приходите, мол, к нам на встречу с читателями. (Не помню, но, кажется, пришел-таки.) А потом, сидя за сценой, разговорилась с этим взрослым дяденькой, и дяденька рассказал, что по повести начинают снимать кино, и если я хочу, то он может устроить прослушивание, там есть как раз такая роль для очень идейной девочки... ну, вы догадались? А я, действительно очень идейная девочка, сказала, что спасибо, но я в очках и сильно картавлю, и кино не для меня.

Мне потом еще много раз говорили, что я прямо как вот та самая, которая в кино идейная -- а я много раз отвечала, и сейчас отвечу, что я в очках и картавлю, поэтому кино не для меня.

Кстати, девочка, которая играла Железную Кнопку, действительно той же породы, что и я. Порода называется "маленькая собачка", которая, как известно, до старости щенок: но у девочки, в отличие от меня, вне роли какое-то совершенно невероятное обаяние, а у меня одна картавость. Очки я больше не ношу.
ПВХ

прикладная колористика

Для тетенек, наверное. Давайте про цвет пофлешмобим? Потрепаться хочется. Кидайте в комментарии названия цветов -- я вам что-нибудь расскажу про них у себя, а вы мне у себя. Любопытно же, как оно в мире устроено.

Я визуал, мне важно, что как выглядит, очень сильно, вплоть до физических ощущений. И цвет тоже, очень. Из легкодоступного -- в одежде, конечно. Любимый цвет -- черненький с желтенькими розочками -- цыганщина неистребима, но единственная стопроцентно соответствующая этому цвету тряпка, этакая гипси-размахайка, на поверку оказалась фантастически несчастливой. Единственная попытка ее выгулять пришлась на резкую перемену погоды -- я и старшее чадо вымокли до нитки и обвесились соплями, а младший, в то время еще грудничок, оказался "слегка забытым" биологическим отцом в комнате с открытыми нараспашку окнами. Соплями он не отделался, начался отек легких, экстренная госпитализация, сомнительный диагноз -- а потом многолетний марш по стационарам. Кофточку с тех пор я не надевала, хотя она, конечно, совершенно не при делах, так и лежит, несбывшаяся красавица.

Раз уж по неприятному -- тогда еще синий.
Collapse )
ПВХ

если бы я был

Внезапно -- ах! целую кучу московских вузов признали "неэффективными". Положим, у меня слово эффективность (далее -- э.) ассоциируется исключительно со словом "пидарас" (в плохом, натюрлих, смысле этого слова). Поэтому понятие, обратное к нему, сиречь "неэффективность", мне представляется прямо-таки знаком качества: нормальный то есть, нор-маль-ный.

Ну да бог-то с лингвистическими изысканиями, интересно другое: повторяючи список вузов, информационные агентства аккуратно опускают критерии, по которым вузы оценивались. А критерии очень, очень интересные. И нетрадиционные, опять же в плохом смысле этого слова.

Итак, московский вуз признается э., если:

1. Средний балл ЕГЭ учащихся на бюджете должен быть выше 60. (Ок, допустим. Это место лечится легко -- уберите льготников. А то получается, что одна рука какбэ дает госфинансирование на льготников, а другая какбэ собирается все отнять под предлогом опять же их наличия.)
2. Доход от НИОКР (научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ) составляет не менее 95 тысяч рублей на одну работающую в вузе тушку. (Брызги советской системы детектед. Круче тот, кто пилит больше.)
3. Удельный вес иностранных студентов -- не менее 3 процентов. (Канееешна, иностранцы-то платные.)
4. Доход от финансово-экономической деятельности института на 1 работника -- 1,5 млн рублей. (Любой деятельности, заметим, хоть площади в аренду под бордель сдавай, лишь бы платили побольше.)
5. На 1 студента приходится не менее 13 квадратов общей площади учебно-лабораторных зданий. (Нет, чтобы посчитать, а сколько метров в общаге на студента приходится, бытовые-то условия поважнее будут.)

А где, спрашивается, результаты работы вуза как учебного заведения? А нету их. Хозяйственная деятельность -- пожалуйста. Продажа учебных мест иностранцам -- велкам. Даже материальные активы (здания и помещения) учтены -- а про результаты учебы ни слова. Это же "эффективность"!

Фраза "если бы я был директором" родилась в застое -- это квинтэссенция безнадежности, бессмысленности, беспомощности. Мне все чаще хочется повторять эту фразу, предваряя ею любые выкладки. Например, так:

Если бы я был самым главным директором, я бы оценивал эффективность работы вуза только под одному показателю: сколько выпускников вуза работают по освоенной за годы учебы специальности. И точка. Сколько врачей пришло и осталось в больницах, поликлиниках и роддомах? Сколько учителей последних лет выпуска явилось в школы? Да, блин, сколько архитекторов? (Надо заметить, что при такой оценке деятельность литинститута будет сверхэффективной -- все, абсолютно все там поучившиеся так или иначе считают себя писателями. Иногда даже классиками.)

А площади -- подумаешь! -- подсчитывать любой президент и управдом умеют.

Ах, да-да-да, совсем забыла. Бумага, в которой приведены перечни э. и неэ. вузов, сама по себе выглядит очень эффективно и нарядно. Красненькая такая с зелененьким. ВХУТЕМАС ВХУТЕИН какой получится, лишь бы денег приносил.
ПВХ

"плохой" книжный

В этот книжный магазин я заходила столько раз, сколько проходила мимо -- получается, почти каждый день, и каждый раз со словами "там все равно ничего нет" -- под это присловье я открывала первую дверь, а за ней и вторую.

Налево от входа -- будка кассира, по левой стенке -- прилавок канцелярки: готовальни средней паршивости, наборы цанговых карандашей "Кимек" в бело-красных плоских пластмассовых коробках, толстые фломастеры гнойных цветов и тонкие, если повезет, ядовитых (чтобы фломастер писал дольше, в него надо накапать одеколона), пирамиды флаконов с чернилами и тушью, сперва прозрачных стеклянных, потом пластмассовых, витрина ручек -- двенадцать рублей! восемь рублей! подарочные, солидные, а рядом дешевые пластмассовые тоже разложены "как у больших", в углу ватман, атласы, карты -- дверь, вернее, занавесочка в подсобные помещения -- какие-то ноты, брошюры, учебники -- поэзия -- проза -- и уже у самого окна справа "партийные" книжки -- белые лукичи и красно- и зеленокожие материалы съездов и пленумов.

Приличных книжек на моей памяти там не бывало, они рассасывались с черного хода на третьей космической скорости: хорошо еще, что иногда завозили учебники. Советская власть обеспечила школьников бесплатными учебниками, но только на время учебного года, а как сдавать экзамены, если учебный год заканчивался за неделю до первого из них? а как повторять, если школьный библиотекарь трясся над толстенными "Геометриями" и "Русскими языками", рассчитанными на 2-3 класса, а в свободную продажу эти талмуды практически не поступали? Вот и хватали, и даже про запас, чтобы потом, в девяностые, вынести стопки на ближайшую помойку.

Даже благое начинание с обменом двадцати кэгэ макулатуры на Виноградова или Дюма, и то захлебнулось в этом магазинчике: рассылать жаждущим открытки с "в продажу поступил" было не с руки, свой покупатель, имевший доступ за заветную занавесочку, обеспечивал план до выкладывания вожделенных изданий на прилавок.

Да и канцелярка, несмотря на присутствие отдельных дорогостоящих образцов, была там самая обычная, кондовая. Если хотелось ватман форматом побольше или перьевую ручку попрактичнее и подолговечнее -- это в "Журналист" на Садовое кольцо, пять минут ходу. А тут в ассортименте только чернила -- фиолетовые, зеленые и синие...

Но, открывшись в начале пятидесятых, магазинчик потихоньку просуществовал до середины девяностых, потерял покупателей, приобрел хозяина, оставившего за книжками одну полку в углу (было такое условие аренды -- не менять профиль магазина, вот каждый арендатор и изгилялся, как мог), а потом назвался "Гаврошем" и почил в бозе. Больше, наверное, книжками здесь торговать не будут -- место некозырное, тихое, и кому они теперь нужны, эти книжки.

Но перед самой своей кончиной, вернее, переименованием, магазинчик снялся в кино у Георгия Данелии -- 1993 год, "Настя". Не знаю, насколько серьезно почистили полки для съемок, но вот бюсты Брежнева -- явно режиссерский замысел: чего-чего, а предметы декора в книжном на Плющихе, 31, отсутствовали. Разве что пара пыльных глобусов.

Вот так по кругу слева направо примерно, чуть-чуть камеру вправо не довернули:


Collapse )

Одно там было несомненно и правильно -- густой книжный дух, напрочь исчезнувший из современных магазинов: новомодные КБС, интегралы и вездесущие 7БЦ не умеют пахнуть так, как пахли те переплеты, пусть даже в них покоились "Малые земли" и "Целины". Этот запах можно продавать, как дым отечества. Он и есть -- дым отечества.

А это бонус: панорама образца 1993 года с Мухиной горы. Ну, в общем, если сильно не приглядываться, то вроде ничего и не изменилось...

ПВХ

социальный патерностер, или про Земледельческий переулок, 20

Патерностер -- это такой лифт без начала и конца, со множеством кабинок-ячеек, движущихся до тех пор, пока не кончится электричество. Если войти в кабинку такого лифта на первом этаже и не выскочить на площадке последнего, то вместе с лифтом ты заезжаешь в темное помещение, где, немного помедлив, а затем дернувшись, лифт начинает двигаться вбок, а потом вниз, пересчитывая этажи в обратном порядке. Ниже первого этажа тоже есть жизнь, кабинка снова дергается, едет боком и выныривает опять на первом, готовая к новому подъему. Я каталась, я знаю. В привязке к конкретному дому, вернее, к конкретному кварталу, эта аллегория вовсе не выглядит натужной: дом 20 по Земледельческому переулку некогда числился за Московской земледельческой школой, равно как и часть квартала, ограниченного Ружейным, Земледельческим и 1-м Неопалимовским переулками и Смоленским бульваром. Итак,

часть первая -- "Лифт up".
IMG_5621

Collapse )
ПВХ

Для чего я все эти мелочи говорю...

Когда-нибудь, когда не станет нас,
точнее -- после нас, на нашем месте
возникнет тоже что-нибудь такое,
чему любой, кто знал нас, ужаснется.
Но знавших нас не будет слишком много.

collectiv_dovoiny_5

Потому что война была послезавтра, и они еще успели поступить в институты. Потому что девочки почти все успели эвакуироваться, а мальчики нет, а если и дали бронь, то можно было отказаться и пойти в ополчение. Потому что сохранность хорошая, хоть и несколько зим лежал в неотапливаемом помещении, но не сожгли же в буржуйке и потом сколько возили за собой из центра на Гражданку там какую или в Купчино.

Collapse )


...И стоит всего две тыщщи рублей чужая память.
ПВХ

перепереть полечку

Вот к этому: http://lunteg.livejournal.com/201102.html
Итак, по мнению составителей, в 2005 году в среде молодежи были приняты следующие слова:

Абзац -- 1) выражение восхищения, удивления, 2) нечто из ряда вон выходящее, 3) кончено, довольно, 4) конец, все плохо. (Мы попробовали произнести "абзац" с положительной интонацией, по аналогии с "ваще" -- вышло неубедительно. Мало тренировались, не иначе.)
Бабахнутый -– сумасшедший.
Балда -- наслаждение (видимо, раскрыли идиому "под балдой". Напрасно они это сделали.)
Баловаться плюшками -- развлекаться, дурачиться (чадо предложило вариант "дуть" -- ошиблось, естественно.)
Бальняк -- больничный лист.
Бандан -- головная повязка, часто украшенная изображениями черепов, паутины и т. п., или с названиями любимых групп. Без комментариев.
Бибик -- символ «кислотников» -- смеющаяся рожица. Кто такие "кислотники", авторы не уточняют. Видимо, этимология аналогична этимологии упоминавшихся у них "широкоштанников".
Ботва -– волосы (ну допустим, это региональное).
Вааще -- см. Абзац.
Возбуждалово - то, что возбуждает. Все очевидно, а вы что подумали.
Вставить -- 1) сделать выговор, 2) побить. Гхм, да. Недоработка чувстсвуется.
Вшигонялка -- расческа. Привет, гражданская война.
Геймарь -- участник гейм-движения. Один геймарь открыл словарь...
Гикнуться -– 1) умереть, 2) студ. провалиться на экзамене.
Глумление -- разновидность СТЕБА. Вот это мне понравилось.
Глухо -- см. Абзац. Вааще всегда см. Абзац.
Достоевский -- надоедливый человек. А чайковский? а чаковский? а паустовский?
Ништяк -- 1) выражение восхищения, 2) порядок (в смысле Ordnung, не иначе).
Пендель -- удар ногой.
Раздолбай - ругательно о человеке. Все-таки какое суженное восприятие.
Угарать - испытывать восхищение. И это верно. Потому что угорать -- это надышаться угарного газу. Всего-то одна гласная буковка, а сколько удовольствия.
Фигли -- 1) кукиш, 2) зачем. Зачем -- понятно, есть переаттестации преподавателей, к которым нужно некоторое количество печатных работ.

И фигли тут.