Category: производство

ПВХ

всем спасибо, все свободны

новое пользовательское соглашение, с которым мне пришлось, увы, согласиться, чтобы иметь возможность зайти в свой жж и выкачать его содержимое, делает невозможным --

короче, пошла эта администрация со своим законодательством на три буквы.

На фб меня зовут Изподтопа Такопыт.
На lunteg.dreamwidth.org будут размещаться длиннопосты нефейсбучного формата, буде сподоблюсь таковые накропать.
Во вконтакте меня нет и не будет.

Все, с кем я знакома в реале, но кто не имеет аккаунтов на перечисленных площадках, -- звоните в телефон, он у меня не менялся. Или пишите в почту, она тоже все та же.

Журнал повисит еще недельку-другую, пока я урывками посверяю бесценное выкачанное содержимое, и будет грохнут. Мне здесь делать нечего.

КДПВ:

07112009857
ПВХ

райцентр-1

8cc389c44b92a618df35db09fb4c67af

Набережная была одна -- и парадная, и повседневная -- берега одеты не в гранит, но в заросли мать-и-мачехи, мышиного горошка и вьюнка. Поперечные улицы, спускаясь с горок разной степени наклона, продолжались крутыми деревянными лестницами -- выходами к деревянным платформам, с которых женщины полоскали белье. Чтобы поберечь и без того измученные руки, белье надевали на палку: бывало, что простынь или рубаху сносило течением, и тогда на следующих мостках беглую мануфактуру ловили: возвращали не всегда.

Выше череды мостков находился дальний пляж, дикая песчаная отмель. Позже, лет через тридцать, около нее в реку выведут больничные стоки -- однако купальщиков такое соседство, несмотря на проплывающие кишечные палочки и туберкулезные бациллы, не смущало: глазами их не видно, а буроватую пену можно отогнать одним гребком ладони.

Это довоенное лето оказалось жарким, река обмелела. Между опорами красавца-моста появились глинистые намывы, а по всему руслу из-под воды выглядывали груды камней -- знаменитые мстинские пороги.
ПВХ

Трофейный кувшинчик без дудочки

Старенький кувшинчик, вернее, молочник, я экспроприировала еще в школьные времена из кухонных запасов бабушки, большой любительницы красивой посуды. Он хранился в дальнем углу канонического буфета (Его Величества Буфета, так правильнее) и на своих соседей, благородных представителей сервизных племен, не походил ни разу. Подчеркнуто "хендмейдовый", но при этом вполне себе клейменый на донце словами August [нрзб.] Bunzlay и схематично вскипающим чайником кофейником, он считался вещью "с историей". Рассказывали, что дед подобрал его на крошеве развалин в Кенигсберге весной 45-го, отряхнул от розовой всепроникающей кирпичной пыли и засунул в карман шинели: дом разнесло, а посудина уцелела.

kuvshin

Цела она и посейчас, набитая под завязку непишущими ручками и неточеными карандашами, потихоньку радует глаз и -- ну изредка -- подвигает на подвиг. Например, потратить пол-субботы на общение с гуглом и, по свойству транзитивности, с кучей сайтов, посвященный этой самой, не такой уж и неизвестной, как оказалось, керамике из Бунцлау. А все потому, что Вещь и -- С Историей.

Collapse )
ПВХ

"Ливерс" и другие

Немаленькое владение 4 по Большому Саввинскому переулку -- территория современного АО "Гардекс" -- это скромные остатки некогда могущественной кружевной империи. За более чем столетнее существование империя пережила невиданный взлет, а затем постепенное падение и угасание, потеряла свои колонии, а вскоре и вовсе прекратила существование, как всякое неконкурентоспособное предприятие. От империи осталась только земля, золотая земля с выходом на набережную Москвы-реки, идеальное место для фонтанирующих идеями архитекторов и наивных инвесторов. Впрочем, они об империи не знают ничего.

В 1886 году Торговым домом А. Гивартовского и Ко (объединившим капиталы выходца из большой немецкой купеческой семьи Александра Гивартовского и фабриканта-англичанина Томаса Флетчера) в фабричных зданиях в квартале между Большим Саввинским переулком и Саввинской набережной были установлены первые в Москве, да и в России кружевные машины. Через год, в 1887-м, хозяин предприятия, убедившись в успехе продукции -- машинных кружев -- на рынке, закупил в Англии четыре многочелночные машины "Ливерс", чье название и легло в основу целого ряда московских топонимов. Затем закупка оборудования и модернизация фабрики проходила постоянно -- немец Гивартовский не скупился, приобретая технические новинки и постоянно улучшая качество и расширяя ассортимент продукции. И да, инженеров и мастеров в цеха он тоже выписывал из-за границы.

livers_1886_1

Collapse )

Акционирование в 1993 году морально и материально устаревшего производства только ускорило его конец. Смена имени с привычного "Тельманка" на модерновое "АО "Гардекс" не помогла. Единственный капитал, оставшийся у акционеров -- это земля. И как распорядиться этой землей, они, естественно, знают лучше нас.